February 23rd, 2014

Когда говорят женщины

Когда женщины говорят между собой о своем, о девичьем, мужчины не должны вмешиваться. Ну пожаловались, ну поохали, но это не означает, что им нужно что-то делать, как решает мужчина, услышав «Ну что же мне делать?». Он взбирается на танк, берет в руки огромную карту военных действий, которые (по его мнению) необходимо совершить для достижения результата, и въезжает в женскую беседу. Женщины сразу же начинают оборонятся. Сказать прямо мужчине, что они и не собирались что-то делать, только поговорить, они не решаются, вот и начинают слабо отговариваться «Да мне пока некогда это менять, да я сама не знаю, что хочу».

Такие ситуации чудесно описывает в своих книгах «Женщина с Венеры, мужчина с Марса» Джон Грей: «Мужчина, услышав жалобу женщины, сразу закатывает рукава и собирается что-то менять». А женщина жаловалась только для того, чтобы ее выслушали.

Но мужчина, не понимая этого, наступает на своем танке и рассказывает о светлых горизонтах, ожидающих женщин, если они будут следовать его плану. Мужчинам вообще свойственно видеть большую картину в целом лучше, чем женщинам. На каком-то финансовом форуме было хорошее описание: «Мужчина – это как дальний свет у машины, женщина – как ближний. В разных условиях каждый из них более эффективен, чем другой. Так что при работе с семейными финансами у мужчины получаются лучше регулирование денежных потоков и финансовые вложение на будущее в крупном масштабе, в то время как женщина эффективнее распределяет текущий семейный бюджет».

И в остальных сферах жизни мужчинам свойствен более философский взгляд на жизнь, они все широкими мазками рисуют. А женщинам, чаше всего, нужно здесь и сейчас. Он ей «Вот когда ты сделаешь это, то…». А она «Ой, я сейчас не могу, я крестиком вышиваю». «Да не про сейчас же речь, я говорю о месяцах-годах».

Во продолжении книги Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить» (Eat, Pray, Love; 2006). «Законный брак» она рассказывает историю: отец повёл ее, маленькую девочку в музей, поставил под чучелом огромного кита, растянутого под потолком и спрашивал ее 'Ну, ты видишь, видишь, какой он огромный? А она, задрав голову вверх и пытаясь охватить этого огромного кита, видела только пупок этого кита, который был перед ее глазами.

Зачастую, женщины звонят, чтобы поплакаться, поговорить и спросить «что мне делать?». Вот с этим «что мне делать?» очень хорошо разбирается психотерапевт Литвак к своей книге «Психологический вампиризм». На своих сеансах он сразу спрашивает клиента, задавшего ему этот вопрос «Что мне делать?» - «А сами-то вы что думаете?». Клиент (почти всегда) набирает воздуха и начинает длинную тираду. Т. е. человек уже все решил, что ему нужно дела в его случае, но ответственность брать на себя не хочет. А так, если ему кто-то посоветует, то в случае неудачи можно всегда показать пальцем «Это он мне посоветовал». Литвак называет это поведение поведением незрелой личности. Созрей и возьми решение на себя.

С подругами мы это не раз обсуждали, но все равно звонят и по привычке спрашивают, но на середине вопроса мы обе начинаем смеяться и хором говорим «А сама-то ты что думаешь?». Помогает. Взрослеют на глазах, научившись сами принимать решения.

___________